Что происходит на фондовом рынке китая

Обновлено: 18.04.2024

Китайский фондовый рынок падает пятый день подряд, несмотря на усилия правительства КНР. Эти графики помогут понять, что происходит с экономикой Китая — даже тем, кто далек от экономики.

1. С июня фондовый рынок потерял 42%

С июня 2014-го по июнь 2015 года индекс Shanghai Composite вырос примерно на 150%, 12 июня достигнув максимума в 5166 пунктов. И вдруг все полетело к чертям: менее чем за месяц он упал до 3507, потеряв 32%.

Серия чрезвычайных мер со стороны китайского правительства помогла стабилизировать рынок и вывела индекс на уровень 4000 пунктов, но отсрочка была недолгой. На прошлой неделе рынок снова начал падать и во вторник закрылся на 2965.

2. Попытки китайского правительства остановить крах провалились

Этот график от Financial Times выделяет ключевые события последних двух месяцев. Кроме того, он указывает на одну из возможных причин нынешней неразберихи на рынке: решение Chinese Securities Finance Corp., государственной компании, через которую правительство проводило интервенции, прекратить вливание средств в фондовый рынок.

ЦБ Китая использовал CSFC как способ помочь гражданам покупать акции на заемные средства, тем самым поддерживая цены на фондовом рынке. Власти, вероятно, надеялись, что за месяц такой практики ситуация стабилизировалась достаточно. Рынок, однако, счел иначе.

3. Китай провел девальвацию валюты

Одним из признаков того, что правительство Китая всерьез обеспокоено снижением темпов роста ВВП , было решение девальвировать национальную валюту. Быстрый рост китайской экономики привел к тому, что стоимость юаня по отношению к доллару непрерывно росла с 2009 года, но последние события стали причиной ослабления жэньминьби.

Регулятор Китая проводил на иностранных валютных рынках интервенции, чтобы поддержать юань, но к 11 августа было принято решение девальвировать валюту примерно на 3%.

В теории, мера должна была помочь китайской экономике, сделав китайский экспорт более доступным для иностранцев. Но этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить дальнейшее снижение на фондовом рынке.

4. Рост экономики Китая замедляется

В 2014 году официальный рост экономики с поправкой на инфляцию составил 7,4%, а в I квартале 2015 года ВВП увеличился на 7%. Если бы экономика США росла такими темпами, это считалось бы величайшим достижением.

Однако официальные китайские экономические показатели не стоит принимать на веру — даже некоторые чиновники в частных беседах признаются в этом. Становится ясно, почему в последние несколько лет официальные данные указывали на такую низкую волатильность .

С 2005-го по 2007 год главный фондовый индекс Китая, Shanghai Composite, вырос в шесть раз, с 1000 до 6000 пунктов. Затем рынок рухнул, и к концу 2008 года индекс опустился ниже 2000.

Причина этого была очевидна: в середине 2000-х китайская экономика развивалась чрезвычайно быстро, что привело к закономерному росту акций. Но затем начались проблемы в мировой экономике, и китайские акции пострадали от этого так же, как и все остальные.

Последний бум, который начался в июне 2014 года, отличается от предыдущего. Он не связан с особенно сильным экономическим ростом — фактически, в 2014-м экономика росла медленнее, чем в 2013-м или 2012-м.

6. Последний бум на китайском фондовом рынке подпитывался долгом

Последние пару лет китайские регуляторы несколько ослабили строгие ограничения на покупку акций на заемные деньги. В результате объемы так называемой маржинальной торговли существенно выросли. К моменту пика фондового рынка в июне общая стоимость акций материкового Китая, приобретенных на заемные средства, составила 2,2 трлн юаней (350 млрд долларов).

И даже эти цифры, вероятнее всего, не полностью показывают роль заемных средств в последнем буме на фондовом рынке Китая. Дело в том, что, вдобавок к официально разрешенной маржинальной торговле, китайские инвесторы нашли различные способы инвестировать заемные средства в фондовый рынок тайно — возможно, на сумму еще около 2 трлн юаней (320 млрд долларов).

7. Китай превзошел США по маржинальному долгу

Хороший способ понять, какое влияние на рынок оказывает маржинальная торговля — сравнить ее с долей акций в свободном обращении. Этот термин относится к бумагам, которые доступны для публичной торговли — в отличие от тех, что являются неотъемлемой долей корпоративных руководителей, правительства и т. д.

Когда уровень маржинального долга высок по сравнению с долей акций в свободном обращении, это верный признак того, что заимствование оказывает большое влияние на цены акций. Раньше, благодаря строгим правилам, ограничивавшим маржинальную торговлю, уровень маржинального долга в Китае был гораздо ниже, чем в других странах.

Но за последние пару лет маржинальный долг вырос. Сегодня он значительно больше по сравнению с общим объемом фондового рынка, чем в США или Японии.

8. Пузырь на фондовом рынке 1929 года тоже появился благодаря долгу

Бум на фондовом рынке часто бывает обусловлен ростом заимствования. Так, долг сыграл заметную роль в одном из самых известных пузырей фондового рынка (и в его последующем крахе): Америка, конец 1920-х.

Америка в 20-х годах, как и Китай сегодня, располагала огромной рабочей силой, которая быстро становилась все более образованной и урбанизированной. В ту пору биржевая торговля впервые стала чем-то распространенным: обычные люди обнаружили, что могут торговать акциями на заемные деньги.

Результат: бум фондового рынка между 1926-м и 1929-м, а затем — его крах и худший экономический спад в американской истории.

9. Обычные китайцы массово заинтересовались акциями

Этот график показывает количество новых торговых счетов по акциям, которые были открыты в Китае за последние несколько десятков лет. Как вы можете видеть, первые резкие скачки в количестве новых счетов приходятся на 2006-й и 2007 годы, когда фондовый рынок переживал бурный рост.

Но в конце 2014-го — начале 2015 года скачок открытия новых счетов был куда масштабнее. Более 40 млн человек открыли торговые счета в период с июня 2014-го по май 2015 года. В общей сложности сейчас в Китае больше трейдеров , чем членов Коммунистической партии — 90 млн человек.

Это объясняет, почему китайские лидеры так паникуют в связи с сокращением фондового рынка. Его обвал повлияет не только на эти 90 млн человек, но и на их друзей, семью и соседей, и может спровоцировать массовое недовольство правительством.

10. Услуги по управлению активами становятся все популярнее — и все рискованнее

В последние годы в Китае активно растет рынок услуг по управлению активами . Первоначально эти финансовые продукты были сродни американским взаимным фондам class='hint hint--bottom hint--rounded' data-hint='Объект инвестирования, который нужен для того, чтобы акционеры получали прибыль с процентов при сохранении стоимости чистых активов (NAV) в размере $1 за акцию. Портфель фонда денежного рынка состоит из краткосрочных (менее одного года), ценных бумаг, которые ассоциированы с высококачественными, ликвидными, долговыми и денежными инструментами. Инвесторы могут приобрести акции фондов денежного рынка через взаимные фонды, брокерские фирмы и банки.'> фондам денежного рынка : они помогали инвестировать в относительно безопасные активы и предлагали китайским вкладчикам несколько более высокий доход, чем те могли бы получить через традиционный сберегательный счет.

Но по мере того как на этом рынке усиливалась конкуренция, банкам приходилось повышать доходность . На графике мы можем видеть результат. Сейчас не только продается намного больше услуг по управлению активами, чем пять лет назад — доход, который банки обещают своим клиентам, тоже стал намного выше. В 2010 году большинство банков, предлагающих такие услуги, гарантировали прибыль менее 3%. Сегодня большинство обещает 5% или более.

Но чтобы добиться роста доходности, банки начали инвестировать средства своих клиентов более рискованно. Они передавали их застройщикам или другим компаниям, осуществляющим рискованные проекты, напрямую инвестировали в акции, а в некоторых случаях, в сущности, одалживали эти средства другим клиентам, желающим инвестировать в фондовый рынок.

Если экономика на подъеме, подобные спекуляции могут сработать. Но сейчас, когда акции падают, а китайская экономика неустойчива, есть опасность, что инвесторы, использующие услуги по управлению активами, начнут терять деньги. И это серьезная проблема, потому что многие потребители привыкли считать такие услуги безопасными инвестициями сродни сберегательному счету. Они вряд ли будут рады, если эти якобы безопасные инвестиции вдруг принесут им потери.

11. Китайские трасты оперируют высокой долей заемных средств

Подобные факторы стали основной причиной финансового кризиса в США в 2008 году: американские инвестиционные банки оперировали высокой долей заемных средств, не оставив себе никакой возможности для маневра, когда рухнул рынок жилья.

История фондового рынка Китая начинается с 1914 г., с момента основания в Шанхае первой фондовой биржи. Позднее фондовые биржи появились также в Пекине и Тяньцзине. После прихода в 1949 г. к руководству страной КПК все фондовые биржи были закрыты.

Второе рождение рынка ценных бумаг в Китае произошло в первой половине 80-х годов XX в., с началом экономических реформ. Столкнувшись с нехваткой средств правительство КНР было вынуждено пойти на выпуск облигаций. Китайский фондовый рынок создавался планомерно, под строгим государственным контролем. Вскоре эмиссия облигаций стала обычной практикой привлечения средств не только правительством, но государственными банками и предприятиями. В это время же были заложены основы структуры и инфраструктуры китайского рынка ценных бумаг.

Полноценное функционирование китайского фондового рынка началось лишь с открытием в декабре 1990 г. Шанхайской фондовой биржи. Через полгода, в июле 1991 г., была открыта фондовая биржа в Шэньчжэне - наиболее успешной специальной экономической зоне КНР.

В 1992 году была создана Китайская комиссия по регулированию рынка ценных бумаг – англ. China Securities Regulatory Commission (CSRC), главный орган, контролирующий обращение ценных бумаг в Китае. Комиссия управляет всей деятельности фондовых бирж и фьючерсных рынков на территории Китайской народной республики. Китайская комиссия по регулированию рынка ценных бумаг поддерживает тесные рабочие отношения с Комиссией по ценным бумагам и биржам. Комиссия по ценным бумагам и биржам предоставляет обучение и оказание технической помощи CSRC.

Биржи Китая

Шанхайская фондовая биржа (上海证券交易所 Shanghai Stock Exchange - SSE) — крупнейшая биржа континентального Китая, одна из основных азиатских бирж. Основана в 1990 году. Зарегестрирована в форме некоммерческой организации, управляемой Комиссией по ценным бумагам КНР. Шанхайская фондовая биржа благодаря своей операционной мощности, считается одной из наиболее продуктивных в мире.

Шэньчжэньская фондовая биржа (深圳证券交易所 Shenzhen Stock Exchange — SZSE) — фондовая биржа в КНР. Расположена в городе Шэньчжэнь. На бирже в основном торгуются акции государственных компаний.

Основные показатели работы Шанхайской и Шэньчжэньской бирж примерно одинаковы, хотя имеются и некоторые существенные отличия. Так, на Шанхайской бирже обращаются в основном акции бывших госпредприятий, преобразованных в акционерные общества. На бирже в Шэньчжэня, помимо акций контролируемых государством компаний, также котируется весьма значительное число акций совместных предприятий, которые имеют тесные связи с расположенным рядом Гонконгом.

Гонконгская фондовая биржа (Hong Kong Stock Exchange) — фондовая биржа в Гонконге. Занимает 6 место в мире по показателю капитализации обращающихся на бирже компаний. Во время финансового кризиса 2009 года биржа Гонконга вышла на первое место в мире по масштабам привлечения капитала. По этому показателю Гонконг обошел прежнего лидера — торговую площадку в Шанхае, а также биржи Бразилии и Нью-Йорка.

Виды акций

Фондовый рынок Китая после 2000 года

К 2011 году на китайском рынке коллективных инвестиций создано много новых финансовых продуктов помимо традиционных акций, облигаций, смешанных паёв, валютных, страховых и индексных паёв и т.д.

Однако перед китайскими фондовыми компаниям стоит много задач: существенная оптимизация структуры финансовых продуктов, ликвидация диспропорций, расширение числа финансовых инструментов с низкими рисками и т.д.

Китайский фондовый рынок на пути к региональному и мировому лидерству

Китай поставил в качестве одной из приоритетных целей экономического развития создание в стране международного финансового центра. По мнению китайских аналитиков, это произойдет к 2025-2030 году. Примерно такое же время отведено и на превращение юаня в основную мировую конвертируемую валюту. Процессы, происходящие на китайском фондовом рынке, будут оказывать всё возрастающее влияние как на мировую экономику в целом, так и на российскую, в частности. Китайские биржи (прежде всего, Гонконгская и Шанхайская) рассматриваются российским бизнесом как одно из перспективных мест проведения IPO.

Пожалуйста, проверьте электронную почту. Для подтверждения регистрации пройдите по ссылке в письме, которое мы Вам отправили.

Обвал фондового рынка в КНР заставил говорить о возможном коллапсе второй экономики мира. Но кризис Китаю пока не грозит – фондовый рынок там слабо связан с реальной экономикой. Зато биржевая паника обнажила проблемы в управленческой модели Си Цзиньпина, которые в будущем могут обернуться для Китая серьезными трудностями

Начиная с 12 июня, когда после пика 5178,19 пункта индекс Шанхайской биржи SSE начал снижаться, за три недели фондовые площадки Шанхая и Шэньчжэня потеряли свыше 30% капитализации – около $3,5 трлн. Это почти десять долгов Греции, из-за которых уже несколько лет лихорадит еврозону. Или почти два годовых ВВП России. Такие цифры могут напугать кого угодно. Тем более если речь идет о второй крупнейшей экономике мира в номинальном выражении и первой – по паритету покупательной способности.

Александр Габуев

Для лопнувшего китайского пузыря сразу начали искать сравнения. То ли это очередной азиатский финансовый кризис 1998 года, то ли мир вообще стремительно несется навстречу новому 1929-му и Великой депрессии. И хотя на остальные мировые рынки падение Китая, как вскоре выяснилось, не оказало обвального воздействия, для самой КНР прогнозы у большинства аналитиков были мрачные.

В России обвал китайского фондового рынка вызвал почти панические настроения среди многих серьезных людей. Во-первых, некоторые российские госкомпании заявили о желании выйти на Шанхайскую биржу, а тут двух ВВП России за три недели как не бывало. Во-вторых, и в-главных, в условиях санкций именно с Китаем сейчас связываются основные надежды – доступ к сырьевым рынкам, инвестиции и кредиты должны компенсировать потери от разрыва связей с Западом.

И вдруг у крупнейшего торгового партнера РФ резко валится биржа. А в России все хорошо знают, что это такое. Материал для сравнения здесь – события 1998 или 2008 годов в РФ, когда крах биржи вызывает цепную реакцию по всей экономике, потому что кредиты были обеспечены заложенными пакетами акций. После серии margin calls банки требуют увеличить залоги – и начинается череда бессонных ночей в Кремле, правительстве и ЦБ.

В итоге многие в России считают, что раз в КНР обвалился фондовый рынок, то там начнется что-то подобное. Но дело в том, что в Китае упал не фондовый рынок. Или, по крайней мере, не тот рынок, о котором пишут в учебниках по финансам.

Биржа или казино?

Чжу многое сделал для развития китайских бирж, потому что считал их неотъемлемым атрибутом любой рыночной экономики. Но при этом фондовый рынок ни в коем случае не должен был мешать Компартии сохранять командные высоты. Если на Западе и даже в России биржа является воплощением рынка, перераспределяя капитал между инвесторами и компаниями, то в Китае партия не могла допустить, чтобы состояние котировавшихся на бирже госкомпаний зависело от прихотей каких-то там инвесторов или ситуации на других глобальных площадках. Именно поэтому Пекин, формально создав в стране две крупные биржи, максимально изолировал их и от остальных элементов финансовой системы, и от мирового фондового рынка.

Искусственная огороженность китайских бирж, которую поддерживает партия, создала крайне волатильный и спекулятивный рынок. В условиях, когда Шанхай и Шэньчжэнь почти отрезаны от глобальных рынков капитала (иностранные инвесторы допускаются на эти биржи по крошечным квотам в рамках схемы QFII), а положение дел большинства эмитентов никак не зависит от оценок инвесторов, рынок превращается в поле для спекуляций.

Бум от безвыходности

В результате биржа и экономика в Китае живут как бы в разных мирах. Это можно увидеть, если сравнить динамику индексов с динамикой ВВП. Например, в 2001–2005 годах рынок упал на 55%, в то время как ВВП вырос почти на ту же величину. В кризис 2007–2009 годов индексы обрушились на 72%, но экономика продолжала расти двузначными темпами.

Было отвязано от реальности поведение рынка и на этот раз. За 12 месяцев начиная с июня 2014 года, когда индексы в Шанхае и Шэньчжэне пошли в буйный рост, китайский ВВП вырос на 7%, а рынок – на 150%. Показатели вроде price/earnings еще весной 2015 года кричали, что китайские бумаги дико переоценены, а на рынке надувается огромный пузырь. И тем не менее люди несли на биржу свои деньги – только в мае в Шанхае и Шэньчжэне открылось 12 млн новых брокерских счетов (сейчас их количество перевалило за 90 млн).

Из-за сохраняющейся неполной конвертируемости юаня инвестировать в валюту затруднительно – легально можно купить не более $50 тысяч на человека в год. Вкладываться в зарубежные ценные бумаги можно только институциональным инвесторам, и то в рамках установленной правительством квоты по специальной схеме QDII (в июне в этих фондах было всего $9 млрд). Лишь в 2012 году власти запустили эксперимент, разрешив некоторым жителям приморского города Вэньчжоу, родины удачливых бизнесменов и главарей многих триад, инвестировать за рубеж. Но на остальную страну этот эксперимент пока не распространен.

Пузыри на фондовом рынке и в секторе недвижимости надуваются друг за другом. Между этими рынками есть прямая зависимость, поскольку богатые китайцы перекладывают деньги с одного на другой. К тому же нередко на эти рынки приходят государственные деньги. Как признавался Госсовет, почти треть антикризисного пакета стимулов в 2009 году утекла в недвижимость и на биржу. Задача правительства в такой системе – аккуратно и вовремя сдувать пузыри. В 2012–2013 годах была очередь пузыря на рынке недвижимости, который власти сдували, вводя налоги на пустые квартиры и ограничивая количество возможных объектов недвижимости у одной семьи.

К лету 2014 года возникла ситуация, когда миллионы представителей китайского среднего класса забрали деньги с рынка недвижимости и в отсутствие других альтернатив пошли на биржу. По мере того как росли индексы, рос и ажиотаж среди инвесторов. Гонконгские и международные СМИ полны историй, в которых инвесторы-неофиты закладывали квартиры и продавали имущество, чтобы отнести деньги брокерам. Многие брали у брокеров взаймы – уровень маржинального кредитования вырос до $370 млрд в середине июня, или 3,5% ВВП. По мере приближения к пику ажиотаж увеличивался, на рынок приходили все новые инвесторы, которые не могли стерпеть вида богатеющих соседей и коллег, – только в мае было открыто 12 млн новых брокерских счетов.

Плюс централизация всей страны

То, что на фондовом рынке надувается пузырь, было видно невооруженным глазом уже несколько месяцев. Об этом писали инвестбанки в обзорах для клиентов. Об этом в апреле и мае начали писать мировые СМИ. Но финансовые власти КНР не просто ничего не делали, чтобы сдуть пузырь, а даже, наоборот, помогали его надувать. Народный банк Китая постепенно снижал процентную ставку. Регуляторы ослабляли требования к условиям маржинального кредитования. Эти сигналы могли интерпретировать рыночные профессионалы или хотя бы люди с базовым уровнем финансовой грамотности.

Почему регуляторы не только не остужали нездоровый пыл рынка, но и явно подыгрывали ему? Достоверного ответа на этот вопрос нет. Верхушка китайской системы информационно сейчас задраена наглухо – уже полтора года информированные люди боятся откровенно говорить не только с людьми извне, но и между собой. Во многом это результат антикоррупционной кампании Си Цзиньпина, которая посеяла страх среди многих представителей китайской элиты. В этих условиях можно лишь гадать.

Некоторые видят в действиях китайских властей стремление укрепить зажиточный средний класс, который должен стать драйвером новой модели роста, основанной на внутреннем потреблении. Впрочем, биржевые спекуляции на не имеющем ничего общего с экономической реальностью рынке вряд ли могли служить основой для создания среднего класса – скорее наоборот. Китайские чиновники не настолько наивны, чтобы этого не понимать.

Но главная причина некомпетентных действий китайских властей может крыться не в наличии какой-то стратегии и цели, а как раз в их отсутствии. Это связано с теми изменениями, которые переживает китайская система организации власти при новом лидере. Си по авторитетности и наличию видения часто сравнивают с Дэн Сяопином – особенно на фоне нехаризматичных Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао.

В сфере макроэкономики ключевую роль сейчас играет секретарь малой руководящей группы по вопросам экономической реформы Лю Хэ (формально он является зампредом Госкомитета по реформам и развитию – бывшего Госплана), один из самых доверенных соратников Си. Именно Лю Хэ был автором амбициозной программы реформ, принятой осенью 2013 года на третьем пленуме ЦК КПК. В ней для китайских проблем выписаны, по общему мнению, правильные рецепты, однако воплощение задуманного дается тяжело – проблем так много, что непонятно, за какую браться сначала. А как только начинаешь решать что-то одно, система начинает давать сбои в другом месте.

Навстречу ХХ съезду

Речь не идет о том, что биржевой кризис перерастет в экономический – для этого воздействия фондового рынка на систему, как уже указывалось, явно недостаточно. Конечно, распространенность маржинального кредитования и схем вроде онлайн-сервисов peer-to-peer (сеть равноправных участников) увеличит долговую нагрузку, которая и так приближается к опасным значениям. По оценкам McKinsey, долг уже превысил 280% ВВП. Причем, как отмечает Майкл Пэттис из азиатской программы Carnegie Endowment, качество долгов стремительно ухудшается. Тем не менее основная масса долгов сделана местными правительствами и госкомпаниями, долги брокеров и граждан тут погоды не сделают.

У сторонников того, что рынок Китаю опасен и надо продолжать оберегать экономику от излишнего воздействия стихии, теперь на руках сильные козыри. Под ударом оказались и многие фигуры из реформистского лагеря, прежде всего – глава Народного банка Чжоу Сяочуань, и так достигший пенсионного возраста еще два года назад.

Биржевой кризис лета 2015 года также показывает, что сложившаяся при Си Цзиньпине модель управления оказывается негибкой в периоды кризисов и не способна работать на опережение в сложных ситуациях. По мере замедления экономики количество таких ситуаций явно будет нарастать, а параллельно будет возрастать цена ошибок или бездействия. Решение этого вопроса невозможно без того, чтобы Си начал определяться с тем, как он собирается действовать в 2017 году, когда партия соберется на XIX съезд и должна будет определить преемников двух высших руководителей, которые возглавят страну после ХХ съезда в 2022 году.

Самый опасный вариант: нынешний кризис может привести Си к выводу, что для завершения задуманных преобразований ему не хватит отведенных Уставом КПК двух сроков по пять лет на посту генсека и надо придумывать вариант, как сохранить формальные рычаги власти и после 2022 года.

Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.


Агентство Fitch понизило рейтинг крупнейшего китайского застройщика – Evergrande – до дефолтного уровня. Ранее компания не смогла расплатиться с держателями облигаций, и теперь Fitch не исключает её банкротства. Некоторые эксперты в связи с этим уже прогнозируют масштабный экономический кризис, подобный американскому 2008 года, когда в схожей ситуации оказались ипотечные агентства. Тему продолжит обозреватель "Вестей ФМ" Борис Бейлин .

China Evergrande Group – китайский инвестиционный холдинг. Еще недавно он входил в число 20 крупнейших компаний страны с активами на 270 миллиардов долларов. Фирма принадлежит миллиардеру Сюю Цзяиню. В начале осени выяснилось, что у компании – огромные долги на сумму, превышающую 300 миллиардов долларов. И почти полторы тысячи недостроенных объектов. Ценные бумаги Evergrande стали падать еще раньше. За год их стоимость снизилась почти на 90%. После того как в начале ноября и в декабре компания в срок не расплатилась с кредиторами, агентство Fitch снизило ее рейтинг до "ограниченного дефолта": "Компания допустила дефолт по существенному финансовому обязательству, однако еще не вступила в процедуру банкротства, внешней администрации, конкурсного производства и не прекратила операционную деятельность". Но при этом Fitch считает, что банкротство Evergrande все же не за горами.

Главный вопрос – как все это отразится на китайской экономике, а может быть, и на мировой? Дело в том, что в Китае компании в последние годы активно вкладываются в недвижимость. В итоге на рынке постепенно надувался "пузырь". Цены на квадратные метры только за 5 лет выросли почти вдвое. Видя это, правительство решило "охладить" ситуацию. И для банков и строительных компаний ввели определенные ограничения по кредитам. В результате произошло падение продаж. Некоторые операторы недвижимости даже стали расплачиваться с кредиторами недостроенными домами. И как раз на этом фоне в Evergrande начинается кризис.

Кстати, эту компанию в Китае многие считают финансовой пирамидой. Спасти Evergrande может только китайское правительство, если оно пойдет на выкуп ее недостроенных объектов. А вот если этого не произойдет, не исключено, что Evergrande потянет за собой и более мелких застройщиков. Ведь на рынок попадут недостроенные дома с дисконтом, что, в свою очередь, грозит обвалом цен. Дальше проблемы могут возникнуть у китайских банков, а может быть, и у их иностранных партнеров. В общем, всё как в США во время ипотечного кризиса 2008 года. Однако это – негативный сценарий. Есть и более оптимистический. Ведь до сих пор китайским властям удавалось справляться с кризисами.

В четверг на китайском фондовом рынке обстановка была спокойной. Индекс Shanghai Composite, отражающий ситуацию на Шанхайской фондовой бирже, вырос на 1%. Оптимизм инвесторов поддерживает Китайский народный банк, который в этот день влил в экономику очередные 10 миллиардов юаней, то есть полтора миллиарда долларов.

Популярное

Юристы напоминают "теневым" арендодателям об уголовных последствиях. Собственникам, которые сдают квартиры и не платят с этого налоги, грозят штрафы и даже тюремный срок. По оценкам риелторов, в Москве каждая вторая квартира сдаётся без уплаты налогов. В целом по стране "в тени" находятся 90% рынка аренды.

Агентство Fitch понизило рейтинг крупнейшего китайского застройщика – Evergrande – до дефолтного уровня. Ранее компания не смогла расплатиться с держателями облигаций, и теперь Fitch не исключает её банкротства. Некоторые эксперты в связи с этим уже прогнозируют масштабный экономический кризис, подобный американскому 2008 года, когда в схожей ситуации оказались ипотечные агентства.

В России нужно запретить забирать за долги ипотечные квартиры, купленные при помощи материнского капитала. С таким предложением к правительству обратились правозащитники из Татарстана. По их словам, данная мера позволит сохранить многие семьи.

Амнистия для самостроя: как решить проблему уже построенных нелегальных зданий

В России более миллиона семей могут лишиться жилья, предупреждают эксперты. Речь идет о многоквартирных домах, построенных с нарушением законных процедур. Таких зданий особенно много на юге страны.

"Обелить" рынок аренды: почему собственники не хотят легально сдавать квартиры

Юристы напоминают "теневым" арендодателям об уголовных последствиях. Собственникам, которые сдают квартиры и не платят с этого налоги, грозят штрафы и даже тюремный срок. По оценкам риелторов, в Москве каждая вторая квартира сдаётся без уплаты налогов. В целом по стране "в тени" находятся 90% рынка аренды.

Собственникам машино-мест расширили права

Владельцев машино-мест в многоквартирных домах фактически приравняли к собственникам жилья. Соответствующий закон был принят Госдумой. В поправках к Гражданскому кодексу говорится, что у владельцев парковок, как и у жильцов, есть право на земельный участок, на котором стоит здание.

Купленное на маткапитал в ипотеку жильё хотят защитить от изъятия

В России нужно запретить забирать за долги ипотечные квартиры, купленные при помощи материнского капитала. С таким предложением к правительству обратились правозащитники из Татарстана. По их словам, данная мера позволит сохранить многие семьи.

“Амнистия” удорожила гаражи

В Москве вслед за квартирами дорожают гаражи. Об этом свидетельствует статистика сайтов объявлений о недвижимости.

Читайте также: